Российский звуковой прокат. Актуальность и перспективы

Статья журнала Шоу-мастер
автор - Сергей Баранов

В октябре-ноябре 2004 года пять российских городов принимали у себя программу международного фестиваля Efes Blues Festival. О традиционном празднике блюза и пива уже было достаточно подробно рассказано в журнале «Шоу-Мастер». Конечно, в этом году состав участников программы был другой, но речь в статье пойдет не о блюзе.

В этом году расписание фестиваля для России выглядело следующим образом: в Москве фестиваль проходил в течение трех дней в УЗС «Дружба», далее по одному концерту в Ростове-на-Дону, Уфе, Екатеринбурге и Санкт-Петербурге. В Москве весь звук обеспечивала компания «Т-Аудио». Во всех остальных городах, кроме Санкт-Петербурга, за «Т-Аудио» был бэклайн с частью мониторной системы и мониторный пульт. РА-систему ставили местные прокатчики. Тесное сотрудничество и работа бок о бок очередной раз подтвердили общность проблем российского прокатного рынка для всех регионов, включая столицу. «Шоу-Мастер», да и другие профессиональные издания периодически публикуют материалы о работе прокатных компаний. Практически всегда речь идет о московских и питерских прокатчиках. Понятно, что наиболее значимые события происходят в Москве и Питере. Очевидно, что наилучший парк оборудования сосредоточен в этих городах. Однако страна наша большая, и музыка востребована во всех ее уголках. Так что давно назрела необходимость поговорить о российском прокатном рынке, о людях, об оборудовании и, конечно, об экономической составляющей.

В Ростове-на-Дону и Уфе я много общался с прокатчиками. Кроме того, на московских концертах, куда съехались множество прокатчиков послушать и оценить впервые демонстрируемый линейный массив Electro-Voice - последнее приобретение «Т-Аудио», мне удалось поговорить с ребятами из крупнейшей смоленской прокатной фирмы. Значимые отрывки этих бесед и предлагаются вашему вниманию.

Начнем с разговора, состоявшегося в Ростове с Сергеем Мариновым.

Сергей Баранов: Звуковая компания Сергея Маринова и Николая Меркулова - очень заметный «игрок» на прокатном рынке России. А какова ее история? Когда и с чего все началось?

Сергей Маринов: Полноценно мы начали работать лет пятнадцать назад. А исторически - с начала 80-х годов, еще на аппарате Tesla. Поначалу мы функционировали как люди, обеспечивающие и звук, и свет. Немного позжеи пришло понимание, что в этом качестве мы находимся в состоянии «погони за двумя зайцами» и не можем нормально развиваться. Переключились только на звук. А последние года три вновь вернулись и к световому прокату. У нас разделены полномочия. Мне ближе звук, а моему компаньону Николаю Меркулову - свет. Он профессиональный световик. Хотя, собственно, изначально именно Коля меня привлек во всю эту историю со звуком. Я был музыкантом, а Николай занимался световым обеспечением и стал привлекать меня в качестве звукового специалиста. В первое время я ему помогал, ставил и коммутировал звук. Позже это переросло в бизнес.

С.Б.: Вы монополист рынка в своем регионе, или конкуренты теснят? 

С. М.: На уровне больших постановок, крупных концертов мы одни такие. Но в принципе конкуренты, конечно, есть. В основном это технические службы театров. Например, ТЮЗ имеет выездной комплект весьма потрепанного жизнью Peavey, по-моему, SР-серии в количестве 10 кВт. Музыкальный театр также обладает небольшим мобильным комплектом. Плюс многие ночные клубы подрабатывают прокатом своих маленьких комплектов. А на больших площадках в основном работаем мы.

С.Б.: А как обстоят дела с заказами? Речь даже не о стоимости работ, а о количестве. Я вот видел афиши «Машины времени», которая будет выступать через пару дней после блюзового фестиваля, да и прочие знаменитости у вас анонсируются. Зависит ли график работ от сезона?

С.М.: Что касается афиш, то это особая история. У нас в Ростове странная ситуация. Город своего рода врата на юг. Из-за этого весь курортный гастрольный чес проходит через него. «Звезды» едут или через нас на юг или оттуда через нас. Поэтому у нас переизбыток предложений. Я как-то подсчитал, что примерно половина концертов отменяется из-за непроданных билетов или проходит с минимумом публики и с маленьким дешевым комплектом оборудования. В этих случаях мы пролетаем - работают кустари.

Что до зависимости от сезона, то график выстраивается примерно таким образом: январь и февраль - месяцы глухие, в марте начинается оживление, а май довольно насыщенный. Летом мы выживаем в основном за счет традиционных крупных заказчиков, как, скажем, железная дорога, профессиональные праздники шахтеров и металлургов, а также различных презентаций от представителей LG, Audi и Renault. Пик нашей загруженности приходится на сентябрь и держится до конца декабря. В удачные моменты у нас две работы в неделю.

С.Б.: Ты коснулся темы презентаций. Мой опыт работы с момента основания «Т-Аудио» позволяет говорить, что по ряду причин, но все чаще из-за неуемной жадности концертных директоров в финансовом отношении гораздо выгоднее работать на презентациях автомобилей и торговых комплексов, чем на концертах. У вас такая же картина?

С.М.: Абсолютно такая же! Нам одна презентация приносит денег больше, чем три концерта. Кроме того, выживать надо, и не секрет, что мы обеспечиваем оборудованием и дни рождения всевозможных авторитетных людей наших областных и всероссийских масштабов, волею случая оказавшихся у нас. На многих концертах работаем за минимальные деньги из любви к искусству. Все, чего мы достигли в отношении аппаратного парка, достигнуто экономией на себе самих, чего не могут понять наши родственники. Не покупали себе машин, квартир и так далее. На нас некоторые смотрят, как на шизофреников. При этом стоимость работ имеет тенденцию не только не расти, а даже снижаться. И я порой думаю, что правы кустари, которые вкладывают деньги в себя, а из аппарата выжимают все до предела. И тем не мене мы стараемся обеспечить себе удовольствие от работы. А здесь без постоянных вложений никак не обойтись.

С.Б.: Должен сказать, что в техническом отношении вы прекрасно укомплектованы. Но нет предела совершенству. В чем ты видишь приоритет дальнейшего развития компании? Будет ли это рост РА-системы или же это будет FOH-пульт, бэк-лайн?

С.М.: Недавно мы совершили очередной рывок, приобрели новую РА-систему Dynacord V-System. В силу финансовых обстоятельств у нас сейчас задача довести ее до абсолюта возможностей. Изготовить систему подвеса...

С.Б.: Своими силами?

С.М.: Своими силами. Родной АТМ мы не потянем, к сожалению.

С.Б.: Это, кстати, интересный момент. Был период, когда о любом самопале даже говорить было признаком дурного тона, но сейчас здравомыслие вроде бы возобладало над снобизмом. Вы активно используете свои инженерные и производственные ресурсы?

С.М.: Да, причем результат зачастую очень неплохой. Так, например, мы на трансформаторах Vermona собрали сплиттер на 32 канала. Как раз Николай Меркулов собирал, у него золотые руки. Работает прекрасно и абсолютно всех устраивает.

С.Б.: А как с командой? Текучка кадров существует или же у вас сложившийся кол-лектив?

С.М.: У нас сложившаяся команда. Причем это уже превратилось в семейное предприятие. У нас работают сыновья людей, которые когда-то сами с нами работали, и наши дети. У Коли Меркулова два сына, у меня, правда, не сын, а муж дочки, но в принципе мы могли бы называться «Меркулов, Маринов и сыновья» (смеется). Текучка существует только в плане грузчиков. А технические специалисты - сложившийся костяк. При приеме на работу мы оцениваем кандидатов и случайных людей стараемся не брать.

С.Б.: В этом смысле вам можно позавидовать. Спасибо за интересный разговор. Искренне желаю вам процветания. 

С.М.: Спасибо! 

Следующий разговор состоялся в Уфе с совладельцем компании SoundWave Андреем Труфановым.

С.Б.: В каком году вы сформировались как самостоятельная прокатная компания? Начинали с нуля или на базе чего-то?

Андрей Труфанов: Компания образовалась около 15 лет назад в результате дружеского объединения руководителей четырех самостоятельных музыкальных коллективов, появившихся в эпоху рок-клубовского энтузиазма, когда спонтанно пришло понимание того, что этот вид деятельности вполне соответствует нашим представлениям о том, чем можно заниматься, вплотную не соприкасаясь с политикой, экономикой переходного периода, криминалом и алкоголем. Таким образом, была не только материальная (весьма скромная) база, но и понимание того, что нужно делать и как.

С.Б.: Существует ли конкуренция на рынке проката в вашем регионе или вы монополисты? Если конкуренция есть, то в полном объеме или же до определенного уровня площадок?

А.Т.: Определенная конкуренция была всегда и она была предсказуемой в том смысле, что финансовые ресурсы еще не были сосредоточены в таком объеме, что их можно было вкладывать в столь экзотичный бизнес. В последнее же время в регионах появились представительства уважаемых крупных компаний, занимающихся продвижением зарубежных брэндов, которые в той или иной мере были вовлечены в прокат и таким образом внесли элемент непредсказуемости, поскольку вопрос стоимости услуг, как один из определяющих компонентов конкуренции для них, вероятно, не является главным. Если учесть близость Башкирии к другим и в этом смысле развитым регионам, относительно ограниченный рынок потребления услуг шоу-бизнеса в целом, наличие разного музыкального оборудования (как правило, бесконтрольного) в государственных учреждениях культуры и стационарные аппараты в частных развлекательных комплексах, то конкуренцию можно было бы назвать жесткой, если бы не одно «но». Наличие квалифицированного персонала и опыта работы в небольших компаниях, к которым мы себя и относим, позволяет удерживать более высокий уровень услуг, а вместе с этим и общее равновесие на региональном рынке. А как хотелось бы быть «РАО ЕЭС России» или Microsoft

С.Б.: Позволяет ли вам уровень рентабельности проката регулярно развивать аппаратный парк компании? В каких объемах и с какой периодичностью?

А.Т.: Тут надо учесть, что все собственники компании - в известной мере энтузиасты и для большинства этот бизнес не является единственным источником дохода. Выяснением фактического уровня рентабельности по этой причине никто всерьез не занимался. Поэтому развитие происходит в силу всего двух обстоятельств. Первое: кому-то пришла в голову идея - «а давайте сделаем:!» Несколько дней обсуждения, и если сложились звезды, то вперед! Этот вариант, как правило, приводит к глобальным изменениям и большим расходам. Второе обстоятельство, более осмысленное: в очередном райдере артист требует не только гитары, клавиши и барабанные палочки с лампочками, но и некие устройства, которые, по нашему субъективному мнению, могут быть востребованы в ближайшем будущем другими представителями этой уважаемой без всякой иронии профессии. Одним из таких приобретений было два полных комп-лекта гитарного комба Marshall 2000 для концерта UDO, которыми группа так и не воспользовалась - просто привезли всю сцену с собой. В смысле периодичности все происходит так: мы резервируем пятую часть чистой прибыли и тратим эти средства, как только они становятся соизмеримыми с каким-либо из вышеперечисленных обстоятельств. 

С.Б.: Во многих регионах России сложилась ситуация, что работать на рекламных акциях гораздо выгоднее, чем на концертах. Как с этим у вас?

А.Т.: Это так, если между заказчиком и исполнителем не стоит несколько хорошо зарабатывающих промоутеров. Приятнее же работать на концерте с живым артистом в тысячнике, когда все оплачено и касса никого не волнует или ее нет вообще.

С.Б.: Персонал вашей компании стабильный или существует текучка кадров?

А.Т.: Если учесть, что основной персонал компании на 90% состоит из ее владельцев, то вопрос о текучести кадров у нас не стоит. За все время работы нам пришлось сожалеть об уходе только одного специалиста. Но ушел он по собственной воле в смежную профессию и с ясными перспективами.

С.Б.: Как обстоят дела с сервисом оборудования в Уфе? Решаете вопрос ремонта своими силами или есть представители фирм

А.Т.: На сегодняшний день не могу вспомнить ни одного случая, когда бы понадобилось вмешательство представителей каких-либо фирм. Если честно, я даже не знаю, есть ли они вообще в Башкирии или в ближайшем окружении. За годы работы у нас возникла независимая, узко специализированная система обслуживания и ремонта, услугами которой пользуются нуждающиеся в этом компании из всех городов Башкирии.

С.Б.: Как Вы оцениваете динамику прокатного рынка? Есть ли тенденция на улучшение финансовой и технической стороны или идет обратный процесс?

А.Т.:  «Больной скорее жив, чем мертв». С технической точки зрения возможностей стало больше ровно на столько, на сколько стало меньше финансов. Это наше общее мнение - ситуация развивается в худшую сторону, и причины этого лежат, вероятно, в макроэкономической плоскости, о которой мы судить не беремся, мы не грефы. Есть несколько факторов местного характера, такие, как неистребимое посредничество, неоправданная экономия на техническом обеспечении концертов, несогласованность между самими участниками рынка, вследствие чего - демпинг со стороны крупных промоутерских компаний и сотни подобных. Чтобы не выглядеть законченными пессимистами, хочется сказать, что между дефолтом и сегодняшним днем определенно был момент, когда все вышеперечисленные факторы также действовали, но не оказывали такого давления на психику.

С.Б.: Могли бы Вы сформулировать свое видение идеальной картины прокатного рынка в России? Это касается и фирм-демпингеров, и нечистых на руку заказчиков, и т.д.

А.Т.: Если можно было бы понять и сформулировать картину устройства жизни в России вообще, то она наверняка выглядела бы так: компании или частные лица, пожелавшие заниматься прокатным или любым другим бизнесом, имеют легальный доступ к финансовым ресурсам, создают большие и малые предприятия, рентабельность которых позволяет динамично развиваться, опираясь на уверенность в том, что завтра бензин в стране будет стоить хотя бы столько же, сколько он стоит в Канаде, а не в два раза дороже, все работают по закону и совести, платят налоги: Дальше сюда можно добавить текст ежегодного послания Президента к Государственному Собранию. Простите за невольный сарказм, но мы же все понимаем, что в ближайшем будущем на это надеяться
не приходится. Что же касается фирм - демпингеров, то в их положении можно легко оказаться и самим, учитывая все факторы специфичности рынка, а от нечистых на руку заказчиков может спасти только собственный опыт и способность не наступать два раза на одни грабли!

С.Б.: Спасибо за профессионализм и остроуvие! Удачи! И как уже было сказано в начале статьи, еще один раговор состоялся в Москве, куда на «смотрины» линейного массива Electro-Voice в числе прочих прокатчиков приехал совладелец крупнейшей смоленской прокатной фирмы «Лайтэк» Владимир Лейкин.

С.Б.: Владимир, как давно существует ваша компания?

Владимир Лейкин: В конце 1980-х годов. В 1991 году у нас были первые концерты на стадионе. Тогда еще мы не назывались «Лайтэк», но в принципе это те же самые люди.

С.Б.: А с какого года у вас в прокате появился Turbo Sound?

В.Л.: В 1998 году, наверное.

С.Б.: Я знаю, что у вас есть очень серьезный комплект линейного массива собственного производства. Вы делали его с нуля или был прототип?

В.Л.: Основой для нашего линейного массива послужила некогда известная колонка Cervin-Vega DSM-200. Собственно, мы произвели радикальный апгрейд этой системы. И часто, когда говорим звукорежиссерам, что этот аппарат сделан на базе DSM-200, те, кто в свое время работал на них, узнают знакомые очертания. ) Аппарат получился неплохой. Звучит! И давление очень серьезное. До сих пор никаких нареканий и жалоб со стороны коллег по цеху не было.

С.Б.: Ваша фирма - единственный прокатчик в своем регионе?

В.Л.: По серьезным, крупным работам в Смоленске и области у нас нет конкурентов. Хотя мы работаем не только у себя. В частности, и у вас в Москве работали на празднике газеты «Московский комсомолец». Работали на площадке рубрики «Регионы».

С.Б.: Персонал у вас сложившийся или есть проблемы с кадрами?

В.Л.: Проблемы есть. Существует костяк. Основную проблему я вижу в том, что надо потихоньку смену себе готовить, а пока с этим туговато. Многие ребята работают у нас сезонно, а остальное время они трудятся где-то еще, в клубах или московских прокатных фирмах, также по звуковым специальностям.

С.Б.: Существует важная составляющая прокатного бизнеса в России - финансовая. Благодаря самоотверженности и особенности склада наших технарей это может быть не так явно, как в прочем бизнесе, но никуда от этого не убежишь. Искусство искусством, но работы становятся более аппаратноемкими что ли, а гонорары не растут. После кризиса 1998 года наши «звезды» смогли вернуть свои гонорары на докризисный уровень и даже вывести их на новые высоты, а вот технические службы оказались в суровых
условиях. Прямой вопрос: как у вас с деньгами? 

В.Л.: У нас еще есть магазин музыкального оборудования в Смоленске и производство дешевой акустики. Это помогает существовать. Если не хватает денег на содержание проката, вынимаем из магазина.

С.Б.: Что же, прокат не самодостаточен, а даже убыточен?

В.Л.: Не убыточен, но отделить его от торговли я не могу. Хочется же расти! Расходная часть очень велика. Вот у нас все усиление - LabGruppen. Мало кто из российских, даже московских фирм может позволит себе 90 кВт - усилители LabGruppen, а у нас есть. Благодаря как раз возможности изымать средства из магазина.

С.Б.: Владимир, а мог бы ты представить себе ситуацию неограниченного бюджета прокатной компании? Как выглядит идеальный комплект звукового оборудования, на твой взгляд - этакий прокатный комплекс мечты?

В.Л.: Сложно сразу ответить. По акустическим системам, наверное, линейный массив Adamson. Усилители LabGruppen меня полностью устраивают. По микшерным консолям... Я сторонник высококачественной аналоговой техники. Пульт мечты, наверное, Midas XL4.

С.Б.: Спасибо за то, что уделил время, желаю вам максимального финансового и технического прогресса.

В.Л.: Cпасибо!

P.S.: Первое, что мне хотелось бы отметить, это особенность характера прокатчиков. Фраза «прокат - не бизнес, а состояние души» уже не раз прозвучала в материалах журнала. И это действительно так, ведь с точки зрения бизнеса у проката слишком много откровенных минусов. Еще я отметил искренность, профессиональную и человеческую, представителей российского звукового цеха. Многие пополнили его из рядов неудавшихся музыкантов и теперь балуют себя оборудованием, которое раньше в журналах-то нечасто видеть доводилось. И существуя на грани рентабельности, они развивают парк оборудования своих компаний. Вместе с тем очень многие наши артисты, любящие рассказать в интервью о своей большой душе и о том, как они через эту душу пропускают песни на каждом концерте, работают под плюсовую фанеру и даже не утруждаются наймом собственного звукорежиссера, чтобы сэкономить лишнюю соточку долларов со своего многотысячного гонорара. Тогда за пульт садится сотрудник прокатной компании. Ситуация, когда на концертах работать не выгодно, а выгоднее озвучивать презентации товаров и автомобилей, в принципе ненормальна по мировым меркам. Многие концертные агентства и директора пользуются безотказностью наших прокатчиков и продолжают прессовать прайс-лист на услуги. Давно витает в воздухе мысль создать всероссийский профсоюз прокатчиков. Дело действительно актуальное. Основная проблема - сами же прокатчики. Тот их подвид, который с самого начала не ставит задачу создать нормальную фирму, а стремятся накупить дешевых «дров» и косить деньги, отчаянно обрушивая цены на шатком рынке. Вопрос «что делать?» опять повис в воздухе. Возможно, что некоторое оздоровление могут дать те же самые презентации. Все больше корпораций выделяет в бюджете средства под свои рекламные компании в России. С каждым годом таких работ становится заметно больше. И если их хватит на всех, а параллельно позвонит некий концертный директор и предложит отработать программу «звезды» за скромную плату, его пошлют... Правда, это в перспективе и пассивный способ развития. Нужна инициатива. Но несмотря ни на что, прокат в России сложился. Состоялся и на очень достойном уровне.